Лед тысячи трупов. Профессия – тафгай. Часть IV

В семидесятые годы жестокость Большого Шоу достигла таких пугающих показателей, что было открыто 5 судебных разбирательств по ледовым инцидентам – столько же, сколько с начала века до 1969 года, и столько же, сколько с 1982 года по наши дни. 23 декабря 1979 года Нью-Йорк Рейнджерс принимал в Мэдисон-Сквер-Гарден Бостон […]

Часть I
Часть II
Часть III

В семидесятые годы жестокость Большого Шоу достигла таких пугающих показателей, что было открыто 5 судебных разбирательств по ледовым инцидентам – столько же, сколько с начала века до 1969 года, и столько же, сколько с 1982 года по наши дни.
23 декабря 1979 года Нью-Йорк Рейнджерс принимал в Мэдисон-Сквер-Гарден Бостон Брюинз и уступил в поединке со счетом 3:4. Самое интересное началось уже после игры, когда нью-йоркские болельщики, недовольные эпическими силовыми действиями «Больших Злых Медведей», устроили победителям обструкцию. Один из зрителей кинул свернутую программу матча в лицо любимцу бостонского саппорта Стэну Джонатану по кличке «Бульдог», — причем, кинул настолько сильно, что у хоккеиста пошла кровь в районе глаза, — а после попытался выхватить из рук энфорсера клюшку.

«Большая ошибка», — сказал бы лирический персонаж Арнольда Шварценеггера из «Последнего киногероя».
Тафгай Бостона Терри «Тасманский дьявол» О’Рэйли, проведший в Лиге 22 драки, выразился еще более красноречиво. «Иди сюда, сука!» — закричал он болельщику.
И полез через заградительное стекло.

rangers-bruins

Креативный почин товарища тут же поддержал центрфорвард Питер Макнаб, с 587 очками являющийся десятым самым результативным хоккеистом в истории Медведей. Макнаб никогда не был силовиком (лишь 10 штрафных минут в сезоне 1979/80), однако, в тот раз он вспылил по-настоящему, увидев кровь на лице Стэна Джонатана.

Находящиеся на площадке игроки Рейнджерс с изумлением наблюдали, как один за другим «Большие Злые Медведи» перелезают через заграждение, чтобы поучаствовать в битве с болельщиками. Наибольшую выдумку проявил защитник Майк Милбери – оказавшись на секторе и настигнув там недруга, он снял с него ботинок, после чего начал избивать саппортера с помощью изъятой обуви, прицельно нанося удары в район пятой точки.

«Я специально использовал ботинок, — усмехается Милбери, являющийся сейчас ведущим комментатором в программе Hockey Night in Canada. – Начни херачить кулаками, я бы просто его покалечил».
О чем Милбери не стал рассказывать, так это о том, как после матча примерно 300 фанатов Рейнджерс начали раскачивать клубный бас Бостона. Лишь вовремя подоспевшая полиция сумела предотвратить критическую ситуацию.

Большие Злые Медведи атакуют зрителей в MSG. 

 

 

 

 

 

 

Дэйв Уильямс по прозвищу «Тигр» за свою карьеру отсидел 3966 минут в пенальти боксе, что является рекордом НХЛ. В своих командах (Торонто, Ванкувер, Детройт, Лос-Анджелес, Хартфорд) этот всадник апокалипсиса, как толерантно выражались тренеры, «обеспечивал физическое присутствие на льду». Кроме всего прочего, «Тигр» был первым, кто пытался хитануть Уэйна Гретцки. «Этого хотели многие, — признается Уильямс. – Уэйну было тогда только 18, но о нем уже говорила вся Лига. Он мог обыграть любого один в один, и носил на спине необычный 99-й номер, что казалось неслыханной дерзостью. Конечно, мы считали его выскочкой». В матче Торонто и Эдмонтона Дэйв Уильямс постарался впечатать Гретцки в борт, но лидер Ойлерз резко затормозил, оставив агрессора в дураках.

Пришествие Гретцки изменило игру в НХЛ. До его дебюта в Главной Лиге многие специалисты утверждали, что это, без сомнения, одареннейший хоккеист, но он слишком медленно катается, слишком легкий (Гретцки весил 73 кг, тогда как средний вес игрока НХЛ в ту пору составлял 86 кг) и слишком слаб физически для того, чтобы стать настоящей звездой. Но с самого же первого сезона Гретцки начал бить один рекорд НХЛ за другим – и, что самое интересное, он нашел методы борьбы против энфорсеров. Центрфорвард Эдмонтон Ойлерз на самом деле весил немного, но его еще нужно было поймать на силовой прием, что редко кому удавалось: Гретцки выработал крайне необычную манеру катания. Он наклонялся вперед, смещая центр тяжести как можно ниже, а, кроме того, обладал сумасшедшей маневренностью. Традиционно, одна из самых опасных и защищаемых зон в хоккее – прямо за воротами, где силовики готовы сокрушить любого. Парадоксально, но именно точка за воротами стала любимой зоной легкого Уэйна Гретцки: находясь там, 73-килограммовый форвард умудрялся уворачиваться от тафгаев соперника и создавать опасные моменты. «Великий» проводил за воротами столько времени, что это ледовое пространство в НХЛ стали именовать «офисом Гретцки».

И, конечно, рядом с ним всегда были «полицейские».

1306558724572_ORIGINAL

В Эдмонтоне телохранителем Гретцки являлся один из лучших бойцов в истории Национальной Хоккейной Лиги – Дэйв «Цементная голова» Семенко. Этот огромный (191 см, 100 кг) и медленно катающийся энфорсер вступал в схватку, если кто-то цеплял клюшкой Марка Мессье, Яри Курри или Пола Коффи, но его главной задачей всегда была охрана и оборона Уэйна Гретцки. Семенко считался панчером, то есть, нокаутером, и обладал таким сильным ударом, что мало кто желал схватиться с ним в открытом бою. Кроме того, «Цементная голова» использовал тактику устрашения: если против кого-то из звезд Ойлерз играли хоть и грубовато, но в рамках правил, Семенко подъезжал и тихим, замогильным голосом произносил: «Сейчас кому-то будет больно». Это действовало на соперников завораживающе. В 1983 году тафгай провел два показательных боя против великого Мохаммеда Али – один на боксерском ринге и один на катке.

Дэйв Семенко считался лучшим ледовым бодигардом – под защитой габаритного энфорсера Уэйну Гретцки не нанесли ни одной серьезной травмы, а сам «Великий» за 7 сезонов пропустил только 7 матчей.

«Не смей приближаться к Гретцки!» — Дэйв Семенко нокаутирует Джо Кошура. 

 

 

 

 

 

В конце восьмидесятых Семенко обменяли в Хартфорд, и главным сопровождающим нхаэловского «борта номер один» стал универсал Марти Максорли, который, в отличие от «Цементной головы», еще и очень неплохо играл в хоккей. «Когда я впервые вышел на лед с Гретцки, Мессье и Курри, звездами Нефтяников, то сильно волновался, — говорит Максорли. – Но Уэйн успокоил меня, сказав, что главное не то, что написано на спине, а то, что нарисовано на груди. То есть, главное не твоя фамилия, а то, что ты делаешь для команды». Максорли являлся телохранителем Гретцки в трех клубах – Эдмонтон Ойлерз, Лос-Анджелес Кингз и Нью-Йорк Рейнджерс. Он завязал с Большим Шоу в 2000-ом году после того, как ударил клюшкой по голове другого тафгая, Дональда Брашира из Ванкувер Кэнакс. Брашир упал на лед, получил сотрясение мозга и потерял сознание. Суд приговорил Максорли к 18 месяцам условного заключения и наложил годичное вето на его игру в НХЛ.

Тафгаи, базирующиеся в одной команде, всегда помогают друг другу. Дэйв Семенко отлично знал, что Марти Максорли станет его заменой в Эдмонтоне, но все равно учил его защитным приемам – что крайне важно для силовика, ведь все бойцы в НХЛ обладают поставленным ударом, — и методам ускоренного набора веса. Кроме того, Максорли использовал на льду маленькие хитрости, которые сам же и придумывал.

«У меня была одна уловка. Когда наша команда теряла шайбу в чужой зоне и нам грозила контратака, я просто хватал ближайшего ко мне хоккеиста и начинал с ним толкаться. Судьи свистели и останавливали игру, а мы оба получали по малому штрафу за грубость, но ни одна из команд не оставалась в меньшинстве. Однажды в Миннесоте я схватил их защитника Дуга Змолека, который вообще не был бойцом. Я думал, что мы просто потолкаемся, но Дуг решил, что я вызываю его на поединок, скинул краги и изо всей силы двинул мне в челюсть, выбив зуб. Я был в шоке! В следующей смене я как следует припечатал его к борту и хотел вызвать на матч-реванш, однако Змолек снял свою перчатку и показал мне перевязанную руку, которую он поранил об мои зубы. Я не трогаю травмированных, а Дуг никогда не был грязным хоккеистом, поэтому мы просто забыли об этом и продолжали играть в хоккей».

wpid-1307340813084_original

Тафгаи частенько участвуют в каких-то одиночных эпизодах борьбы, но дело принимает совсем иной оборот, если речь идет о командах, между которыми существует историческое соперничество. Это всегда поединки повышенного риска и сложности; встречи, изобилующие провокациями, грубостью и столкновениями. В 1979 году в НХЛ вошел канадский клуб Квебек Нордикс, представляющий столицу одноименной франкоязычной провинции. Проблема заключалась в том, что в хоккее «сыновьями Квебека» давно уже считались представители другой команды – самого титулованного в Главной Лиге клуба Монреаль Канадиенс. Естественно, между Квебеком и Монреалем моментально вспыхнуло соперничество, продолжавшееся 15 лет – до тех самых пор, пока Нордикс не переехали в Колорадо. Зарубы между двумя канадскими коллективами назывались «Битвой за Квебек», а самая мрачная страница в истории их противостояния оказалась перевернута 20 апреля 1984 года.

В постсезоне клубы сошлись в финале Дивизиона Адамса, что соответствовало общему четвертьфиналу Кубка Стэнли. Шестой матч проходил на легендарной монреальской арене Форум и ознаменовался полноценной бенч клиринг браул (то есть, дракой с пустыми скамейками), уникальными 252 минутами штрафа, одновременными 14 кулачными поединками на льду, 11 дисквалификациями, двумя нокаутами с потерей сознания, и последующим отстранением главного арбитра от работы в НХЛ.

40bdcbd9f5302357e02f7125c563d6.0

Это неистовая бойня вошла в историю хоккея под своим собственным названием –
«Резня в Страстную пятницу».

Продолжение следует…

Алекс МаннановSportArena

(0 голосов)
Прочитано 438 раз
Теги :

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены